Онлайн-газета "Голос Народа"

Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему!

Глава 7 Деятельность ВСЕХБ в послевоенный период до 1959 года

В предыдущей главе мы могли убедиться, что формирование ВСЕХБ происходило под диктовку атеистических структур при полном согласии членов Совета на тесное сотрудничество с власть имущими. Вероятно, такие опытные и дальновидные служители, как А.В. Карев и Я.И. Жидков, шли на вынужденный компромисс с властями, чтобы как-то сохранить братство. В первые четыре года после образования ВСЕХБ они были уверены, что поступили правильно, так как с 1945 года по 1948 год возродилось пять тысяч братских общин. Треть из них (1696), — как отмечает Людмила Алексеева в «Истории инакомыслия в СССР», — власти зарегистрировали. Регистрация предоставлялась при согласии на большие ограничения религиозной жизни. Согласие это вынуждалось альтернативой: или подчинитесь, или молитвенный дом будет закрыт. Одним из условий регистрации было признание главенства ВСЕХБ и подобранных властями старших пресвитеров. Эти пресвитеры контролировали общины, распределенные между ними по территориальному признаку.

Искусственно сокращенное втрое до размеров зарегистрированных общин баптистское братство, отданное под наблюдение ВСЕХБ, служило «государственной витриной свободы совести» в СССР перед внешним миром. Начиная с 1947 года члены ВСЕХБ и послушные им люди из общин постоянно ездят за границу для встреч с единоверцами и принимают их в Советском союзе. У них имеется уже большой опыт, как создать у иностранцев впечатление о благополучии верующих и, конечно, они никогда не признают, что в СССР есть узники-христиане и отсутствует свобода религиозной жизни. Но главная задача ВСЕХБ — подбор на церковные должности «своих людей», наблюдающих изнутри церкви за исполнением ограничений, налагаемых властями.

С 1994 года съезда по положению, выработанному на совещании, не предусматривалось. Его функции принял на себя ВСЕХБ. В союзной работе была принята система старших пресвитеров.

А.В. Синичкин отмечает, что идея старших пресвитеров не нова, статус старшего пресвитера был определен еще в 1911 году. В условиях послевоенного времени функции старших пресвитеров приобрели оттенки административного стиля руководства.

К началу 1947 год, по утверждению Я И. Жидкова, в союз входило 3000 общин. В аппарате Всесоюзного Совета работало 15 сотрудников, а 70 выполняли функции полномочных. представителей и старших пресвитеров. К концу 1947 года последовал спад волны регистрации. Начиная с 1949 года и до смерти Сталина в 1953 году власти не давали возможности развитию союза. На местах ужесточились го- нения на верующих. В 1949 году вышло два номера журнала «Братский вестник», затем он три года не издавался. В 1954 году отмечался всплеск активности. По утверждению Я.И. Жидкова, крещение только в этом году приняло 12000 человек. В братстве насчитывалось 5400 поместных церквей, объединённых ВСЕХБ. Их посещало 512000 человек.

В 1954 году произошли перестановки в руководстве союза. Советский историк, доктор наук Л.Н. Митрохин правдиво утверждает, что сама структура ВСЕХБ усиливала централизацию и без того свойственную русским баптистам. Безусловно, что это было особой заботой советской религиозной политики.

Я.И. Жидков и его заместители А.Л. Андреев и М.А. Орлов контролировали всю деятельность союза.

С самого начала власти со всей определенностью подчеркивали, что по требованию официальных государственных органов любой местный духовный лидер должен быть отстранен от должности. Для оправдания столь жесткого авторитаризма утверждалось, что большая часть верующих в лучшем случае полуграмотна, поэтому для руководства союза нужно несколько мудрых вождей. Безусловно, братья, стоящие во главе братства, делали все, что было в их силах, чтобы сохранить Союз ЕХБ, другое дело, что они не считали уместным до конца откровенно объяснять свои действия братству и просить совета и помощи в конкретных вопросах.

1959 год начался бурным нашествием атеизма на бастионы защитников евангельской истины. На очередном съезде КПСС, проходившем с 25 января по 5 февраля 1959 года было принято решение о непримиримой борьбе с религией. В Уголовном Кодексе в I960 году появляется 142 статья, которая предусматривала не только штраф за нарушение законодательства о религиозных культах, но и срок лишения свободы до грех лет. Немного позднее её дополнила статья 227, которая предусматривала до пяти лет лишения свободы лицам, «подстрекавшим» других граждан к нарушению законодательства о религиозных культах.

Н.С. Хрущев, будучи вместе с Л.П. Берией, приближенным к И.В. Сталину, после его смерти через некоторое время берет бразды правления в свои руки. Разоблачив культ личности Сталина на XX съезде КПСС и убрав со своего пути Берию, Хрущев приступил к основанию своего культа личности.

Головокружительная мысль вторглась в его сознание — он решается на деле осуществить идеи марксистов и за 20 лет построить коммунизм, основные условия которого — создание материально-технической базы и отмирание религии. Коммунистическое общество по замыслу марксистов — общество безрелигиозное.

Принцип коммунистического общества — от каждого по способности, каждому по потребности — неизвестно как мыслил осуществлять политический лидер, но верующие объявлялись «тормозящим элементом» для построения «высокоразвитого безрелигиозного общества».

На XXII съезде КПСС, проходившем в Москве с 17 по 3! октября 1961 года был взят курс на построение коммунизма к 1980 году. Именно в этом году Хрущев обещал показать по телевидению «последнего попа». С содроганием верующие воспринимали лозунг: Партия торжественно заявляет, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Удивительно, что многие советские люди зажглись этой идеей, которая возбудила у некоторых из них открытую ненависть к верующим, особенно к «сектантам».

Л.Ф. Ильичев, возглавлявший с 1958 года но 1961 год Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС, развил бурную деятельность. В своем докладе он призывал к усиленной антирелигиозной пропаганде. В средних учебных заведениях вводился курс «Научного коммунизма» и «Научного атеизма». Все партийные функционеры, преподаватели, профессора высшей школы, писатели, журналисты, аспиранты должны были активно включиться в антирелигиозную пропаганду. Коммунист должен быть не только неверующим, но «воинствующим атеистом». Со студента при сдаче «Научного атеизма» требовалось не только знание теоретического материала предмета, но он еще должен был ответить на вопрос, верит ли он лично в Бога или нет.

В октябре 1958 года Совет Министров издал секретную инструкцию Совету по делам Русской Православной Церкви (РПЦ), в которой в шестимесячный срок предписывалось сократить количество монастырей. В 1960 году к ВСЕХБ было предъявлено требование, чтобы были приняты меры по приведению уставов церквей в соответствии с действующим в стране законодательством.

Историк А.В. Синичкин делает заключение: «Таким образом государство вынуждало самих церковных лидеров собственными руками проводить его антирелигиозную политику».

До чего же смутным было то время! Людей опьянили несбыточной, безбожной мечтой, и они, как принявшие дозу героина наркоманы, ни о чем другом не хотели думать, как только бы скорее принять еще большую дозу. Встречаясь с нормальным человеком, наркоман в своем виртуальном воображении считает его ненормальным, когда тот хочет отвратить его от бездумного и безумного существования. Это искреннее желание мыслящего трезво человека возбуждает в наркомане агрессивное чувство. Он в ярости осыпает желающего ему помочь непристойной бранью и даже готов применить к нему физическое воздействие Всего удивительней то, что наркоман убежден в своей правоте.

Примерно так люди, устремленные в «светлое коммунистическое будущее», смотрели на верующих. Их заставляли замолчать, считая «пережитком капитализма». Кто-то покорно умолкал в духовном бессилии, но Христос сказал, что если ученики умолкнут, то «камни возопиют».

Вильгельм Плох в книге «Иисус — путь к вечной жизни» приводит удивительный пример, как «возопил» один из «камней». Это было как раз в описываемый нами период, когда Н.С. Хрущев на атеистической колеснице возомнил подняться на триумфальный коммунистический пик.

В самом большом московском театре шел спектакль «Христос во фраке». Сценарий был написан но заказу Хрущева, роль Христа играл известный в то время драматический актер Александр Ростовцев. Его ждала блестящая карьера. По замыслу режиссера, в кульминационный момент он в хитоне должен был выйти на сцену с раскрытой Библией в руках и, прочитав первое блаженство «нагорной проповеди», бросить священную Книгу и закричать: «Подайте мне фрак!» Это значило, что якобы Христос не хочет больше в хитоне служить Небесному Отцу, а решил стать светским человеком. В зрительном зале был собран весь безбожный свет, во главе с Никитой Сергеевичем, и все предвкушали увидеть кульминационный жест Александра Ростовцева и его артистический крик: «Дайте мне фрак!» Но тут произошло чудо. Актер не остановился на нервом блаженстве, а, задумавшись, с глубоким чувством прочитал все заповеди блаженств одну за другой. В зале началось смятение, но потом все стихли, ожидая, что же будет дальше. Александр Ростовцев, благоговейно прижимая Библию к груди, подошел к краю сцены и тихо, не внятно произнес: «Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое!» «Камень» возопил, зал взорвался от негодования, спектакль был сорван. Больше о талантливом актере Александре Ростовцеве современники никто ничего не слышал.

Вот такое было смутное время. Перед верующими в Иисуса Христа стоял вопрос, что предпринимать? По сути это был тот же известный вопрос, поставленный Гамлетом в одноименной трагедии Шекспира:

«Быть или не быть? - Вот в чем вопрос. 
Пращам и стрелам покоряться безжалостной судьбы
Или восстать?..»

Конечно, у христианина не должно быть фатальных ту-пиков, у него есть Господь, надежду на Которого нельзя никогда терять. Еще труднее сделать выбор было тем, кто отвечал не только за себя, но и за многочисленную паству, которой нужно было дать правильное направление. В 1959 году А.В. Кареву было 65 лет, а Я.И. Жидкову — 74 года. Возраст, безусловно, почтенный. Если еще учесть, что Александр Васильевич с 20 лет служит Господу, а Яков Иванович — с 18, что у первого 39 лет стажа труда в братстве евангельских христиан-баптистов, а у второго 56, то, конечно, мыслящий христианин поймет, как трудно им было предложить народу Божьему «Положение о Союзе евангельских христиан-баптистов в СССР» и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам ВСЕХБ». Воспитанные в Петербург е на традициях И.С. Проханова, они, безусловно, вместе с ним сначала были очарованы политикой советского государства.

Потом наступило прозрение и исчезновение призрака «свободы совести», ожидаемой от атеистического правительства. Закон о религиозных культах 1929 года, закрытие церквей в 30-х годах, «Большой террор», действия которого пришлось обоим испытать на себе, безжалостность власть имущих, одержимых марксистскими идеями, которую трудно выразить словами — раскрыли перед ними подлинное лицо атеизма. В 1944 году они сознательно пошли на компромисс с государственной религией — с атеизмом, желая хоть что-то сохранить из наследия Христова, и что-то, безусловно, сохранилось. С 1944 года по 1959 год с переменным успехом, но дело спасения душ все же совершалось. Новый атеистический, может быть по их мнению девятый вал, теперь грозил все разрушить. Дилемма — покоряться или восстать — снова предстала перед ними. Восьмидесятый год с «призраком коммунизма» вряд ли мог лично их запугать, по рукам тому их почтенная старость. Но восставать они не были научены в школах евангельских христиан. Опыт компромисса в 1944 году подсказывал, что нужно опять покоряться, чтобы хоть что-то их наследия Божьего было сохранено до наступления пугающего 1980 года. Под давлением со стороны внешних, которым помогли и некоторые внутренние, пленум ВСЕХБ в декабре 1959 года был вынужден принять «Положение о Союзе евангельских христиан- баптистов в СССР” и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам ВСЕХБ».

Просмотров статьи: 91

Administrator

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
8 + 6 =


Наверх