Онлайн-газета "Голос Народа"

Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему!

Глава 9 Разделение в братстве ЕХБ

Мы подходим к описанию того печального события, когда в братстве евангельских христиан-баптистов вслед за отступлением от евангельских принципов произошло разделение. Кто в этом виноват?

Однозначно ответить на этот вопрос не так просто. В английском судопроизводстве есть статья, которая гласит, что основная доля вины падает не на преступника, а на того, кто сделал его преступником. Неко- торые факт разделения связывают с возникновением Инициативной группы по созыву съезда ЕХБ и принятием двух антиевангельских документов: «Положения о Союзе евангельских христиан-баптистов в СССР» и «Инструктивного письма старшим пресвитерам ВСЕХБ».

Автор «Истории ЕХБ в СССР с 1959 года по 1966 год» А.В. Синичкин имеет другое мнение: «Принято считать, что инициативная группа образовалась как реакция верующих на «Инструктивное письмо» и «Положение Союза ЕХБ в СССР» 1960 года, однако свидетельства показывают, что это не совсем так.

Исходя из устных свидетельств участников событий тех лет (Румачик П.В., Величко Н.К., Шаптала Т.М. и др.) эти документы оказались «последней каплей» для тех детей Божьих, кто жаждал духовного пробуждения, уставших от постоянного вмешательства государства с его коммунистической идеологией, которая отвергала Иисуса Христа, в дела церкви.

Еще до 1959 года в отдельных местах (Орджоникидзе, Баку, Казань и др.) церкви, или группы верующих выходили из состава ВСЕХБ, возмущенные действиями (которые они считали греховными) местных руководящих органов или политикой ВСЕХБ. Среди молодежи происходил процесс пробуждения. В 1959 — 1960 году, нелегально, движением «снизу», были организованны два неофициальных Союза Молодежи ЕХБ: в России, в Ленинграде под руководством Хорева М.И., и на Украине, в Одессе, под руководством И.Д. Бондаренко. В рамках этих союзов, а также между ними проводилась работа.

Происходили нелегальные совещания. Об одном из таких совещаний рассказывает Петр Васильевич Румачик: «В то время какой-либо молодежной деятельности всегда ставилась преграда. Поэтому в 1959 году возникла такая идея — созвать молодежное общение обширного масштаба, то есть всесоюзного масштаба. Мы понимали, что если органы власти обнаружат место этого собрание, то могут арестовать кого-то, а может и всех. Мы тщательно готовились в большом секрете и такое общение состоялось. Этот, можно сказать, съезд, состоялся примерно в пяти километрах от Нахабино в октябрьские праздники — 7 и 8 октября. Бог так устроил, что приехали братья и сестры из самых дальних точек страны — братья любящие Бога, руководители молодежи….. На этом общение была посеяна идея, что надо что-то предпринимать.

Перед Богом утверждались: Как быть дальше? Мы понимали, мир этот напрягает все усилия, чтобы через служителей, так называемых, служителей церкви, как-то влиять на молодежь, чтобы молодежь не стояла на позициях Божьих. Были приняты некоторые соглашения: как быть. Решили, что оставлять работу среди молодежи не следует, чего бы это не стоило, даже самой жизни. Мы ожидали приезд Храпова на это общение, но не дождались, он так и не приехал. Но я помню, как сейчас, что кто-то из молодых, оттуда из Ташкента привез от Храпова поздравительное стихотворение этому молодежному общению (плачет). Это стихотворение, которое сейчас, в нашем сборнике. » (Оно стало гимном христианской молодёжи с музыкой В.М. Креймана «Привет вам Христово цветущее племя!». — Е. П.).

А.В. Синичкин дальше повествует: «В 1955 — 1957 годах под влиянием служителей, вернувшихся из заключения, некоторые церкви стали выходить из ВСЕХБ. Было предпринято несколько попыток создания независимых церковных объединений на Севере и в Центральных областях Рос-сийской Федерации, в Баку, в Новосибирске, в Донбассе, на Северном Кавказе, в Крыму и в Средней Азии.

…В Донецкой области так: называемые «истинные баптисты», настаивавшие на том, что все священники должны рукополагаться, создали союз, в которой вошло двадцать две церкви. <…. >

Служителей на местах очень настораживал тот факт, что ВСЕХБ, начиная уже с 1948 года регулярно проявлял озабоченность по поводу числа крещаемых, церквам рекомендовалось не спешить с крещением новообращенных. Это противоречило учению Иисуса Христа.

В седьмой главе мы приводили слова Гамлета из трагедии Шекспира. Хочется попросить прощения за то, что ещё раз напоминаем о вечном вопросе: быть или не быть, покоряться или восстать. А имеет ли право христианин восставать? Учил ли этому Тот, кто сказал: «53 кроток и смирен сердцем?» Восставали ли Его истинные последователи против неправды? Кто-то скажет «нет», кто-то скажет «да». Кто-то приведёт в доказательство 13-ю главу Послания к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога», а кто-то процитирует слова Апостолов: «судите, справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? «…должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 4, 19; 5, 29).

Основывающимся на первом тексте Священного Писания, безусловно, хочется быть правыми. Вот как отвечал А.В. Карев, беседуя с Г.К. Крючковым: «Двери, о которых говорил Иоанн, отворяет и затворяет Христос. В истории за период атеистического государства двери иногда были ши¬роко открыты, как во времена Проханова и Одинцова. Потом пришел 1929 год — был нанесен неожиданный удар на все наше дела, — двери закрылись… осталось только 4 общины… мы все пошли в узы. Умер Сталин, дверь опять приоткрылась, но только до 1959 года. Решения XXI съезда КПСС предусматривало в кратчайший срок покончить с организованной религией — дверь стала совсем маленькая … Дети, молодежь — самый острый вопрос для атеистов. Но власть от Бога — и ввела систему уполномоченных — тоже от Бога. Выключить Бога мы не можем. Работать без уполномоченных тоже не будет возможности. И вот, видя такие обстоятельства, мы выразили «закрытые двери» в «Инструктивном письме» и «Положении» 1960 г.». Это был компромисс с атеистическим государством. Но так мыслил лидер ВСЕХБ того времени, считавший, что всегда нужно покоряться. Конечно, и до 1959 года были те, кто не мог покоряться безбожной неправде. Они восстали, но их восстание носило не политический характер. За истину они смиренно отдавали свою жизнь, но на компромисс с неправдой не шли. Это было смиренное восстание.

На основании свидетельств, описанных историком А.В. Синичкиным, мы вполне можем сделать вывод, что ещё до 1959 — 1960 годов были те, кто руководствовался местом Писания Дели. 4, 19 и 5, 29. Они осознанно восставали против нежелательного компромисса руководства ЕХБ с атеистическими властями. Таким было и движение «инициативников».

Для сравнения приведём историческое свидетельство Джона X. Мюррея, который в своей книге «Разделенное евангельское движение» описывает борьбу между различными подходами к возможности компромисса, сформировавшимися между определёнными группами движения евангельского фундаментализма в Америке в 1930-х — 1940- х» (Материал взят из книги А.А. Коломийцева «Компромисс в теологическом развитии русского евангельского движения»).

«Эта борьба стала одним из основных пунктов противоречий в этом движении, вылившемся позднее в разделение и открытое противостояние между ними. В частности, Мюррей отмечает, что ещё в годы раннего служения Билли Гремма определённая группа лидеров евангельского фундаментального движения отказалась от сотрудничества с этим евангелистом в связи с большим уровнем доктринальной терпимости, допускавшимся им в вопросах евангелизационного сотрудничества. В то время вопрос выражался в следующей форме: допустимо ли сотрудничество с либеральными церквями ради достижения больших результатов в евангелизационном служении. Или: оправдывает ли конечный результат средства в христианском служении? Другими словами, допустим ли компромисс библейской истины или некоторое уклонение от библейских принципов с целью достижения более значительных результатов в деле распространения Евангелия?

Эта же проблема стояла перед верующими ранней церкви в гораздо более болезненной форме — согласиться ли формально поклониться императору (выразить это словесно или просто склонить голову перед императором или его богами, особенно если этого не требовалось делать публично) и при этом получить возможность закончить перевод Библии, продолжать служение в церкви и проповедь Евангелия подпольно, воспитывать детей в богобоязненной атмосфере и г. д. Или же важнее было остаться верным принципам Писания и при этом умереть оставив много незаконченной работы, церкви без пастырей, народы без евангелистов, семьи без отцов и т. д,? Нужно признать, что на такие вопросы не существует легких ответов. На протяжении истории церкви каждый христианин, каждый пастор, каждый христианский лидер отвечал на этот вопрос лично для себя, что неотразимо влияло на общую теологическую картину церквей и организаций, непосредственно вовлеченных в эти процессы, и постепенно на весь христианский мир».

Нам очень важно знать мнения и непосредственных свидетелей разделения, происшедшего в братстве ЕХБ, и сторонних наблюдателей.

Фактически потенциальное деление в братстве уже существовало до 1959 — 1960 годов — были зарегистрированные и незарегистрированные церкви. А. В. Карев во вступительном слове на Пленуме 26 декабря 1959 года перед принятием «Положения Союза ЕХБ в СССР» и «Инструктивного письма» сказал: «У нас в стране имеются зарегистрированные и незарегистрированные общины. Мы ведаем только зарегистрированными».

Г.К. Крючков по этому поводу давал такие пояснения: «Мы видим, что ВСЕХБ, как союз, не имеет божественного происхождения. Идея его организации была выношена в кабинетах органов, ведущих борьбу с церковью, а начало ее осуществления было положено в лагерях военного времени…» «…истинные причины, породившие возникновение Инициативной группы, не в «Инструктивном письме» и «Положении ВСЕХБ», а в том ужасном отступлении ВСЕХБ, которое охватило многих служителей куда раньше появления этих антиевангельских документов».

С.Н. Савинский в «Истории ЕХБ в СССР» так характеризует этот период: «В ряде церквей пресвитеры поставлялись, а не избирались, как это случилось в Ташкенте. Служитель этой церкви также нес служение старшего пресвитера по Средней Азии и был, ко выражению А.В. Карева, одним из «крепко сидящих пресвитеров». Затянувшаяся на многие годы болезнь в Ташкентской церкви привела к тому, что в 1958 году большая часть верующих отделилась: она организовала самостоятельную церковь в районе Карасу».

Подобное произошло в Чимкенте, в Тбилиси, в церквах Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и на Украине. Авторитет ВСЕХБ падал.

В журнале «Гость» (№ 5. 2005. С. 19) С. Савинский пишет: «Печальную роль сыграли некоторые старшие пресвитеры в 60-е годы разделения евангельско-баптистского братства. Они забыли свое назначение — «пасите Божье стадо» (1 Пет. 5, 2 — 3). Их властолюбивый дух «диатрефства», начальнический тон вызвали справедливое нарекание верующих. Эти факторы способствовали разделению в братстве и стали одной из его предпосылок».

А.В. Синичкин пишет: «Существенным пробелом в деятельности ВСЕХБ, способствующим разделению, было то, что значительная часть церквей осталась вне союза в результате отказа от регистрации, либо ее аннулирования местными властями, на что ВСЕХБ не реагировал своевременно.

Недовольные братья и сестры несли церковное наказание. В ряде случаев старшие пресвитеры становились, по выражению А.В. Карева, «страшными», поскольку не считаться с их решениями было наказуемо. Обстановка усугублялась тем, что не оправдавшие себя служители не заменялись достойными делателями. Огромную роль сыграл фактор начавшегося административного давления со стороны властей, требующих проводить линию на свертывание церковной работы.

Все эти явления послужили причиной разделения в братстве, которое шло с конца 50-х годов…

Все понимали, что устранить создавшееся напряженное положение мог бы съезд представителей поместных церквей. Но ВСЕХБ не видел этой причины, не верил, что власти разрешат провести съезд Союза ЕХБ» (А.В. Синичкин. «История ЕХБ в СССР с 1959 года по 1966 год»).

В документе Оргкомитета (СЦ ЕХБ) «Извещение о Всесоюзном совещании служителей церкви ЕХБ» (18 — 19 сентября 1965 года в Москве) так отмечено: «…все дети Божьи, которые внимательно наблюдали за происходящим в нашем братстве, могли к 1961 году увидеть, что в церкви внутренне назревал скрытый раскол. Почти в каждой церкви в 1960 г. единства уже не было, так как одни поддерживали отступление ВСЕХБ или относились к нему снисходительно и терпимо, а другие, рискуя жизнью, решительно выступали против этого отступления. Так во многих церквах образовались противостоящие друг другу внутренние группировки. И хотя формально они продолжали находиться в одних общинах, фактически единства уже там не было.

Следует отметить также, что огромная масса незарегистрированных общин плюс ко всему не признавалась ВСЕХБ и не имела, таким образом, единства с зарегистрированными общинами. Вполне понятно, чтобы остановить назревающий раскол и достичь единства, нужно было: либо всем согласиться с программой отступления ВСЕХБ, либо веем отказаться от программы отступления и стать на путь истины и неуклонного исполнения заповедей Господних. Служители, побуждаемые Святым Духом, предпочли последний путь, находя его единственно верным, и образовали для этого Инициативную группу, а затем Оргкомитет…» («Братский листок» № 9-10, 1965 г.).

Историк А.В. Синичкин подводит итог: «Это оценка традиционна для Совета Церквей, она имеет место до сегодняшнего дня. Мы не будем оценивать истинность тех или иных взглядов на предпосылки и причины образования Инициативной группы. Ясно одно, что в братстве создалась такая обстановка, что такая групп не могла не создаться» (А. В Синичкин. «История ЕХБ в СССР с 1959 года по 1966 год»).

В конце восьмой главы мы приводили свидетельство председателя ВСЕХБ В.Е. Логвиненко, который оценивая роль «Положения о Союзе ВСЕХБ в СССР» и «Инструктивного письма», тоже сделал вывод, что после этих документов многие церкви стали уклоняться от регистрации общин, предпочитая нелегальное положение…

Как реагировал ВСЕХБ на возникновение Инициативной группы?

«С 29 ноября но 3 декабря 1961 года ВСЕХБ собирает Пленум по вопросам единства, где обсуждается деятельность Инициативной группы, которая характеризуется как крайне опасное движение для братства. В проблеме обсуждение единства участвовало девятнадцать старших пресвитеров. Надо отдать должное А.В. Кареву, который призывал бороться с этим движением твердо, но с любовью, «чтобы старший пресвитер не стал страшным пресвитером». Предлагалось исключать из членов церкви только после предварительного увещевания, беседы и замечания» (А.В. Синичкин. «История ЕХБ в СССР с 1959 года по 1966 год»).

А.В. Синичкин свидетельствует: «На местах не смотря на предупреждение Карева, лидеры союзных церквей заняли предельно жесткую позицию и стали отлучать «инакомыслящих» целыми группами, что только усугубило положение. Практически все последующие активные участники Инициативной группы, а затем и Оргкомитета, а в последствии и Совета Церквей именно таким образом были выведены из лона церкви. Никто из тех, с кем нам пришлось беседовать или читать воспоминания не вышел из союзных церквей по собственной инициативе. Все, участники событий тех лет свидетельствуют, что целью деятельности Инициативной группы ни на каком этапе не было разделения церквей и создания собственного союза, а только добиться всесоюзного съезда. Наоборот утверждали они, старшие братья нас постоянно предупреждали: «Только не делите церкви».

Положение усугублял тот факт, что очень часто исключение сторонников Инициативной группы проводила не поместная церковь, что соответствовало бы уставу, а старшие пресвитеры, которые то ли самостоятельно, то ли по через прямые указания властей отлучали из рядов церкви даже тех, кто не пожелал подписать противоречащие совести документы. Это способствовало присоединению к инициативникам не только новых групп, но так же целых церквей. Как высказался Коломийцев А.И. «ВСЕХБ сам «родил» новый союз» (там же).

Отлучение не по евангельским принципам сторонников Инициативной группы и Оргкомитета привело к тому, что Оргкомитет таким же образом 23 мая 1962 года принял решение об отлучении от церкви руководства ВСЕХБ и многих старших пресвитеров, беря во внимание Мф. 18, 17 — 18, 1 Кор. 5, 13.

В заключение этой большой главы мы изложим точку зрения учёных, не являющихся членами братства МСЦ ВХБ.

Л.Н. Митрохин называет три причины образования Инициативной группы: «На рубеже 50 — 60-х годов партия открыто ужесточает курс на «изживание» религии и административные ограничения деятельности церкви. Это была широкая и целеустремленная компания, которая естественно, не миновала и баптистов, компания, в которой максимально использовались возможности развалить религиозное объединение изнутри. Далее, к этому времени усилилось растущее кризисное состояние самой церкви ЕХБ».

С. Савинский подтверждает этот факт: «Духовное оживление, пережитое в церквах в сороковые годы, в ряде мест к середине пятидесятых годов заметно пошло на спад» («Истории ЕХБ в СССР». С. 24).

Третьей причиной Л. Н. Митрохин считает, что верхушка ВСЕХБ «не находила решимости и сил, чтобы противостать нажиму надзирающих органов, принципиально отстаивать права верующих и давние традиции собственной церкви».

«ВСЕХБ и старшие пресвитеры, — продолжает Митрохин, — стали жертвой со стороны власть имущих, требующих проводить линию на свертывание работы».

А вот что пишет представитель так называемого «научного атеизма», кандидат исторических наук Г .С. Лялина: «Стремление ВСЕХБ строить религиозную жизнь с учетом реальных условий встретило сопротивление со стороны его традиционных оппонентов, представителей другой линии в русском евангельском христианстве — баптизме. На протяжении десятилетий ее проводили лица, отличавшиеся наиболее консервативными взглядами на общественно политическое устройство и социальный прогресс.

Идеологи данного направления ратовали за изоляцию верующих от «мира» … Такого рода антиобщественные взгляды и настроения последователи оппозиционного направления пытались внушить рядовым верующим».

Итак, на основании свидетельств верующих ЕХБ различного ранга, а также научных сотрудников, не принадлежащих к братству евангельских христиан-баптистов, напрашивается вывод, что причины для разделения в братстве были привнесены самим ВСЕХБ.

На первых порах представители атеистической власти, вероятно, не препятствовали разделению, потому что программа «борьбы с организованной религией» включала в себя принцип «разделяй и властвуй», взятый у древних римлян, но потом сами атеисты свидетельствовали, что это разделение было не в их пользу. Оно способствовало осуществлению их программы борьбы с религией, а активизировало исповедников Иисуса Христа. Хотя подавляющее большинство изучавших раскол в братстве ЕХБ видели причины разделения в ЕХБ, тем не менее «раскольниками», «отделенными» стали называть примкнувших к «к инициативникам», а позднее к СЦ ЕХБ.

Фиксирующим разделение братства было заявление Оргкомитета 23 июня 1962 года, что он «впредь до съезда принимает на себя руководство церковью ЕХБ в СССР» (Г.К. Крючков. Великое пробуждение XX века. Христианин. 2008. С. 70).

На Всесоюзном совещании служителей церквей ЕХБ в СССР 19 сентября 1965 года Оргкомитет был переименован в Совет церквей евангельских христиан-баптистов до созыва Всесоюзного съезда церквей ЕХБ. Общего съезда так и не было и до сих нор Совет церквей остаётся руководящим оганом отделённого братства.

Интересно заметить, что Всесоюзное совещание 1965 года просит Председателя Совета министров СССР Косыгина А.Н. разрешить созыв Всесоюзного съезда ЕХБ теперь уже под руководством СЦ ЕХБ

(Г.К. Крючков. Великое пробуждение XX века. Христианин. 2008. С. 131 — 132).

Тенденциозные комментаторы в этой просьбе стали усматривать заранее запланированную смену руководства братством евангельских христиан-баптистов в СССР.

Просмотров статьи: 154

Administrator

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
27 − 14 =


Наверх